Почему ИСД не получилось

Неспособность трех отцов-основателей между собой договориться, “дурные” российские деньги или “татарин гадит” — кто теперь объяснит, что стало ключевой причиной развала “Индустриального союза Донбасса”. Главное, что результат налицо: Днепровский меткомбинат остановлен Ахметовым, Алчевский — захвачен Курченко, польский завод — ушел за долги, венгерский — со дня на день будет национализирован государством.

А ведь в 2010 году казалось, что после покупки контрольного пакета донецкой корпорации российским Внешэкономбанком, у ИСД появился шанс переиграть Ахметова и Новинского с их “Метинвестом”, как минимум, на украинской площадке. Вовлеченные в этот проект стратеги из российского инвестбанка “Тройка Диалог” мечтали создать на базе металлургических мощностей “Индустриального союза Донбасса” с добавлением “Запорожстали” и Мариупольского меткомбината имени Ильича не больше и не меньше как второго (после ArcelorMittal) производителя стали в мире. Сырьевой базой для такой мегакомпании должны были стать ГОКи Курской магнитной аномалии и угольные шахты/разрезы Кузбасса и Карагандинского угольного бассейна. С мощностями порядка 40-42 млн тонн стали в год (это было больше чем на тот момент у китайской Baosteel) и перспективой их увеличения до 55 млн тонн ИСД стал бы в перспективе “номером один” в глобальной металлургии.

Фактически, для Кремля это была вторая попытка создания “стального чемпиона” после того, как в 2006 году владелец “Северстали” Алексей Мордашов (с участием Романа Абрамовича) пытался отбить люксембургскую металлургическую компанию Arcelor у сталелитейного магната Лакшми Миттала и ему это почти удалось. Однако, как и в первом случае с ИСД у “государства российского” не вышло — от слова “совсем”.

Сказалась, неспособность менеджеров-москалей эффективно работать  на территории “младшего брата”. Выяснилось, что количество денег не способно компенсировать их высокомерие и чувство превосходства плюс дефицит понимания нашей специфики. Сама модель, когда ИСД покупался ВЭБом через 4 кипрских офшора, которым были выданы под это миллиардные кредиты, провоцировала менеджеров российского госбанка чересчур концентрироваться на отслеживании финансовых потоков донецкой корпорации, упуская из виду общую картину.

К тому же в СКМ, понимая масштабность плана россиян и его угрозу для собственного существования, стали бешено ему противодействовать, выхватывая вкусные куски прямо из-под носа приезжих. В 2010 году Ахметов создал максимум препятствий для захода россиян (при посредничестве вышеупомянутой “Тройки Диалог”) на “Запорожсталь”, устроив суды по поводу продажи почти контрольного пакета акций (49%) этого меткомбината и параллельно ведя переговоры о покупке второй “недополовины”. Одновременно, с помощью Вадима Новинского “Метинвест” сломал волю к сопротивлению гендиректора Мариупольского меткомбината имени Ильича Владимира Бойко и полностью проглотил это предприятие. В обоих ситуациях Ахметову помогало то, что если на стороне россиян выступали большие деньги, то на его — украинское государство, которое как раз возглавил его “положенец” Виктор Янукович.

Однако, ключевой причиной неуспеха ИСД стало все-таки не происки чужих, а ошибки своих. Помимо ситуации, когда три собственника до прихода россиян в 2009 году вели себя как “лебедь, рак и щука” (один из них Виталий Гайдук даже полностью отошел от дел в ИСД за два года до продажи своей доли, поскольку устал от постоянных споров и раздоров) в саму модель развития донецкой корпорации была зашита идея, что “завтра будет лучше, чем вчера”. Весь бизнес корпорации был выстроен таким образом, что ИСД была способна эффективно работать лишь на растущем рынке: цены на продукцию и объемы будут расти, и, соответственно, можно будет занимать все больше и больше денег на развитие. В результате к моменту, когда мировой тренд на рынке стали резко изменился, на основном производственном локомотиве корпорации — Алчевском меткомбинате — до ума был доведен лишь один инвестиционный проект — МНЛЗ, а еще с десяток были в разной степени готовности  и требовали все новых и новых вложений.

В результате к 2011 году россияне обнаружили, что у них на руках оказался отнюдь не “будущий чемпион”, а фактически банкрот с долгами только перед банками в районе 2,5 млрд долларов. Один из трех отцов-основателей ИСД Виталий Гайдук уже откешился и покинул эпицентр событий. От двух других — Сергея Таруты и Олега Мкртчана — было довольно мало толку. Все, что они были способны генерировать — это ежегодные миллиардные убытки и по старой привычке тырить все, что было плохо привинчено. В такой ситуации “русская весна”, которая началась на востоке Украины весной 2014 года, стала настоящим спасением для стратегов и идеологов проекта создания на базе ИСД второго в мире производителя стали. Действительно, война все спишет.

Поход в Украину обошелся российскому Внешэкономбанку в 8 млрд долларов. Теперь все эти долги выведены с его баланса в специальный фонд, что называется “с глаз долой, из сердца вон”.

По состоянию на сегодняшний день Олег Мкртчан отбывает 9-летний срок в российской колонии общего режима: его обвинили в хищении 199 млрд рублей ВЭБ. Сергей Тарута вторым номером по списку “Батькивщины” прошел в парламент и теперь занимает кресло первого заместителя Комитета Верховной Рады по вопросам экономического развития. Виталий Гайдук “заперт” в нескольких не слишком удачных инвестпроектах за пределами Украины. В частности, в алмазных шахтах в Южной Африке, где на всех парах сегодня развивается обратный  апартеид, в рамках которого бывший украинский олигарх — очередной белый колонизатор.

Все трое судятся друг с другом в Лондоне. Ожидается, что этой осенью все эти иски будут там рассмотрены и наибольшие шансы на успех, судя по всему, у Виталия Анатольевича: он единственный при бабках и на свободе. Кроме того, благодаря назначению на пост секретаря СНБО тесно связанного с ним Алексея Данилова, у Гайдука появляется возможность не просто тихо радоваться решению лондонского суда, но и эффективно исполнить его на просторах Украины.

Производственные активы ИСД находятся в еще более жалком состоянии чем большинство его бывших владельцев. Менеджеры “Метинвеста”, которые на непонятных основаниях последние два года управляют Днепровским меткомбинатом ИСД, продали его энергетическое хозяйство и доменное производство Днепровскому коксохимзаводу, который еще 7 лет назад Ахметов купил у Романа Абрамовича.  Все остальные переделы ДМК со дня на день будут остановлены — скорее всего, навсегда.

На Алчевском меткомбинате, расположенном на оккупированной территории, последние полтора года хозяйничает беглый младоолигарх Януковича Сергей Курченко. По сообщениям местной прессы, АМК то начинает работать, то снова останавливается. В любом случае от образа “самого современного металлургического производства в Украине” там сегодня осталась лишь бледная тень.

Еще хуже ситуация на заграничных активах ИСД. Почти десятилетие их целенаправленно превращали из полноценных металлургических предприятий в площадки для прокатки алчевских слябов и в итоге своего добились. И после того, как Алчевский меткомбинат оказался на оккупированной территории, дальнейшее будущее польского и венгерского заводов ИСД автоматически оказалась под большим вопросом.

В июне польский суд признал Huta Czestochowa банкротом и начал его ликвидацию. Даже если мощности бывшего предприятия ИСД физически сохранятся, у него уже будет новый собственник. Второе зарубежное производство ИСД — венгерский Dunaferr — еще с 2009 года находится на грани перманентной остановки и банкротства.  То, что этот завод до сих пор не национализирован местным правительством, исключительно заслуга хороших отношений между Путиным и местным автократом Виктором Орбаном.

Вы спросите, так что же в итоге из всего перечисленного добило ИСД? На наш субъективный взгляд: неспособность отцов-основателей донецкой корпорации договариваться на фоне неумения управлять в условиях падающего рынка, помноженного на огромный груз долгов под раздутые инвестпроекты. Плюс замещение креативной части управленцев на “смотрящих” из Мордора.

Источник: ukrrudprom

Leave a Comment